» » » В некотором царстве, в хохломском государстве

В некотором царстве, в хохломском государстве

размещено в: Выезды | 0

Взгляд со стороны часто прочищает сознание и расставляет верные акценты. Пока мы изучали продукцию Семеновской фабрики и разрабатывали подходящие корпоративные подарочные коллекции, наши друзья - люди совсем с нашей работой не связанные  - случайно оказались на экскурсии в г. Семенове. И написали по итогам поездки замечательную статью. Вот такую: 

Есть такие  знания, которые ни один учебник не передаст. Они приходят сами прямо из жизни и, в то же время, изнутри тебя самого, рожденные дремавшей до поры памятью поколений. Но давайте по порядку.

Поездка в г. Семенов на фабрику нижегородской хохломы стала для нас с мужем открытием. Предварительно мы кое-что читали, и отвели на мероприятие целых три часа, планируя с первой же экскурсией пройти по предприятию, посетить мастер-класс, заглянуть в обещанный сувенирный магазинчик... Оказалось, тут и дня может не хватить!  А заглянуть в дом лошкаря? А выпить чай из самовара? А просто побродить по территории? Каждый резной наличник, каждое движение мастера – все ошеломляет,  завораживает и требует неспешного осмысления. И, прежде всего, изменения своего собственного отношения к народным промыслам и, в частности, к хохломе.

Когда видишь изделия фабрики все вместе, в единой композиции - все эти нарядные золотые узоры с красными ягодами, удивляющие и удивленные лица матрешек, отблески элегантного черного лака в безграничном разнообразии форм – невольно сердце замирает от восторга. Столько красоты в одном месте! Столько праздника, ярких находок и в то же время классического совершенства. И где? Не на всемирных выставках, не под прицелом медиамагнатов, а в маленьком и тихом городке. Говорят, коллекционеры-иностранцы, приезжая, целуют руки художницам и часто, впадая в эйфорию, не удерживаются от слез. И я их понимаю. Избитая фраза про «Красота спасет мир!» обретает в г.Семенове новое и искреннее звучание.

Несмотря на производственный масштаб, каждая вещь фабрики на самом деле сделана вручную. В каждую вложены частички многих душ и настоящая любовь к своему делу. Вот женщина-токарь — она же многодетная мать, не понаслышке знающая, насколько малышне приятней и полезней иметь дело с деревянными игрушками, вместо современных пластиковых. Вот дедушка-упаковщик — вообще-то он художник на пенсии, глаза уже не те, поэтому, чтоб не отстраняться от любимого дела,  пошел на подмогу в другие цеха.

Вдыхая вкусный запах свежей стружки и с любопытством глядя на сложенные ровными штабелями поленца для будущих заготовок (те самые баклуши), мы удивлялись волшебным метаморфозам (посуда сначала грунтуется и выглядит как глиняная,  потом покрывается алюминиевым порошком и становится серебряной, и лишь после печи рождается на свет знакомое всем игривое золото) и, параллельно, расспрашивали экскурсовода.

 

«Сотрудники у нас энтузиасты. Причем не только художники, но и токари, водители, столяры…  Мы как последние из могикан  - вопреки всем веяньям, стоим на страже традиций. Уж 300 лет как существует хохлома. Весь царский дом ел-пил, одаривал гостей исключительно хохломскими издельями. А потом это искусство стало гибнуть. Вы и представить не можете, сколько на самом деле исчезло традиционных русских промыслов в ветрах революций и индустриализаций! Выпускники нашей городской Школы художественной обработки дерева решили во что бы то ни стало хохлому спасти. Образовали в 1931 году небольшую артель. Буквально голодали, с боями выбивали дотации и право на поставки, спорили с союзом художников о важности хохломского наследия. И отстояли. На базе их артели в 60-х создали наше предприятие. Сегодня, сами знаете, Семенов – известная на весь мир столица Золотой хохломы».

На самом деле, как для мировой столицы,  условия работы здесь «не очень». Не везде отремонтированные цеховые пространства, станки времен царя гороха, в некоторых помещениях старая проводка не позволяющая поставить кондиционеры… Одна надежда, тот, кто однажды осознал, каково это – быть простым волшебником – уже хохлому не бросит. Художникам – а многие работники художественных цехов имеют и регалии, и дипломы, и звания за победы в международных выставках – приходится оправдываться перед семьями, отстаивать право на свое тихое отшельничество в провинции. Да, с мастерами в последнее время становится все тяжелее. Старики уходят. Талантливая молодежь рвется в большой мир.

«Иногда бывает, хочется все бросить… Но потом рука вспоминает кисть, глаза – готовую расписанную шкатулку,  и сердце оживает... – рассказывает художница Наталья, приглашая нас попробовать расписать матрешку.  – Иногда на мастер-классы мы зазываем прямо с улицы. Люди приходят робкие или скучные, неумелые или самоуверенные, сядут — слушают, пробуют 2 часа. А мы вглядываемся в лица, в руки, надеемся, что есть среди них, тот, кто останется потом надолго, что  лаковое черное основание Хохломы найдет того, кто будет золотым узором писать новую страничку истории промысла…  Увы, не часто такое бывает» 

 Уезжали мы уже затемно. С твердым намерением как можно скорее вернуться. С детьми. Чтоб запомнили, чтобы ценили, чтобы сами попробовали.